Татьяна Казакова: беседовала Светлана Спирина
Театральный Петербург № 2, 1 - 28 февраля 2006 года.

Юбилей, особенно для людей творческой профессии, как правило, становится поводом для подведения итогов: перечисления достижений, свершений и заслуг. Художественный руководитель Театра Комедии им. Н.П.Акимова Татьяна Казакова не из их числа. Ей жалко времени, да и не очень интересно говорить о себе. Гораздо важнее – о Театре, идея служения которому для нее по-прежнему не пустой звук. Вот уже 10 лет Казакова строит свой театр, кропотливо, упрямо, несуетно. Ее премьеры не столь часты. Она придирчиво отбирает пьесы, предпочитая ставить классику: Гольдони, Уичерли, Салтыков-Щедрин, Сухово-Кобылин, Эдуардо Де Филиппо. А полтора года назад она набрала актерский курс в Театральной академии. Сегодня, на пороге грядущей театральной реформы, ее волнует будущее театра и тех людей, за которых она отвечает.

Чего Вы ожидаете от будущей театральной реформы?
Во-первых, для меня и для очень многих грядущая реформа остается «кафкой»: все что-то слышали. Всем стало страшно. А что собственно есть сама реформа, никто толком не знает. Конечно, она необходима. Сегодняшнее положение театра требует кардинального пересмотра законодательства. Но смысл театральной реформы в улучшении жизни театра, а не в ухудшении. В начале двадцатых годов, побывав на театральном съезде актеров, Мейерхольд записал в своем дневнике «дух времени требует перемен и на сцене драматической» Этот тезис актуален и сегодня. Главную тревогу вызывает вопрос – а кто будет проводить театральную реформу? Кто будет определять критерии – какие театры состоятельны, какие нет, у каких театров есть будущее, а у каких нет? Судьи в этих вопросах кто? Если проблемы театра будут поставлены в зависимость от рубля, если во главе будет поставлен совет учредителей, который будет «заказывать музыку» - это не реформа, а уничтожение театра. Хорошо, что реформа приостановлена, что она дорабатывается. Но, мне кажется, необходимо обсуждение на всех уровнях каждого положения, каждого нюанса закона. И, вследствии этого, корректировка его содержания. Какими не были сложными времена, а других в России не бывает, театр выживал всегда. Хорошо было бы увидеть в официальных документах не слово «выживать», а слова «жить, процветать, развивать». Только ради этих слов и имеет смысл проводить реформы. Изменение и развитие должны быть последовательными и постепенными и человечными.
Уже сегодня жизнь театра изменилась – сложилась система новых взаимоотношений - приглашение в спектакль артиста другого театра. Востребованность конкретных людей выходит за рамки конкретной труппы. Эта некий прообраз контрактной системы, предполагающей индивидуальную оплату. К сожалению, пока нет возможности платить приличные деньги. Но опыт подобного сотрудничества показывает, что возникает иное отношение к делу, к профессии. Подготовленность, мобильность, ответственность приглашенного артиста перед театром. Я очень рада появлению в нашей труппе Сергея Русскина, Михаила Разумовского. Артист должен работать как можно больше – и в кино и на сцене, и чем больше, тем лучше.

Вас упрекают в том, что Вы недостаточно внимания уделяете артистам старшего поколения и много работаете с молодыми.

А кто будет работать с молодыми? Кто о них подумает? Конечно, легче ставить на «звезд» - и публикой спектакль будет обеспечен, и времени на подготовку меньше потребуется. Но уже сегодня есть некий дисбаланс в возрастных соотношениях. Резко ушло одно театральное поколение. Сегодня мы видим мальчиков и девочек и полное отсутствие мужчин и женщин на сцене. И это совершенно контрастирует с тем, что происходит в кино. В театре на сегодняшний день есть молодые ребята и старики, а вот среди среднего звена – тех, которым 50-55 - сильных артистов почти нет. Это поколение в некоторой степени было задавлено предыдущим мощным поколением. Если последовательность и постепенность вхождения определенного поколения в жизнь утрачена, оно попросту будет отсутствовать, его невозможно восполнить. Поэтому я не боюсь рисковать и ставлю на молодых. Даже если мы в нашей первой совместной работе не добьемся идеальных результатов, то в последующих будем лучше понимать друг друга. А это уже кое-что. Молодые должны играть много: не обязательно главные роли, но обязательно свои роли. Без творческого роста и развития, без полноценных ролей нет становления. В артисте нужно культивировать достоинство, личность, веру в себя, гордость за тот театр, в котором работаешь. А если молодой артист десятилетиями стоит в очереди на что-то, то время уйдет, и ничего не останется.

Вы – художественный руководитель Театра Комедии. А комедия, как известно, призвана учить людей преодолевать страх жизни, бороться со своими «призраками»? Вы ставите себе такие задачи?
А куда деваться. Людям очень нужны маленькие атомы того позитива, которые помогают жить, преодолевать свои собственные несовершенства. Нам не хватает человечности, добра, настоящего. Театр выигрывает только тогда, когда это возникает на сцене. Ни агрессия, ни ложная динамика, ни великие идеи, а проблемы человека, его взгляда на вещи, его поступки, его опора в самом себе на себя. Мы должны находить язык, на котором говорить с сегодняшним зрителем. Мы должны человеку оставлять надежду. Если этого нет, то залы будут пусты. Театр додает человеку то, чего ему не хватает. В Бога мы не верим по-настоящему, а если и верим, то больше играем в это. У человека сегодня сердце закрыто наглухо. Все время прерывается общение одного человека с другим, потому что каждый сразу подозревает худшее в другом. И вот это ложное понятие «счастья», связанное с деньгами: надо иметь это, это и это, чтобы ощущать себя счастливым. И не стесняться в средствах. Все, что когда-то было стыдным, сейчас оказывается нестыдным. Наоборот, этим бравируют. Как и за что держаться? Во что верить? Наш новый спектакль «Призраки» - об этом. Я считаю, что театр должен очеловечивать людей. Когда человек смеется или плачет в театре, значит, мы дотрагиваемся до чего-то человеческого в нем. Кто занимается сегодня чувствами, духовной жизнью человека? Только искусство. Это самое главное.

Для Вас лично театр и профессия является такой опорой в жизни?
И театр, и литература, и музыка. И искусство как таковое. Искусство – это и есть духовная сокровищница, в которой ты черпаешь что-то настоящее. Пушкин, умирая, сказал, глядя на книжный шкаф: «Прощайте, друзья». Книга - это разговор с другим человеком. В этом семестре мы со студентами будем делать отрывки по русской классике. Я с таким наслаждением сейчас перечитываю русскую классику. Боже мой! Нет ничего лучше Толстого, Чехова, Пушкина, Достоевского – никого и ничего. Такая мощь, такое грандиозное отношение к жизни и человеку. Близко поставить некого.

А Ваши студенты читают все это сами?
Конечно же, нет. Не читают ничего. Другое поколение – компьютеры, телефоны мобильные и все прочее.

Как тогда вам удается находить с ними общий язык, на чем строится ваше общение?
На человеческом контакте. На дружественности. Хотя я и строго спрашиваю с них. Думаю, что задача педагога – выявить способного человека и поддержать его. С неспособными или малоспособными лучше расстаться, и чем скорее, тем лучше. Планка театральной академии должна быть поднята очень высоко. Отбор по таланту, по способности – вот смысл школы. Убеждена, что с каждым студентом надо работать индивидуально и не только на занятиях по мастерству, а по любому другому предмету. Нельзя строить всех в линейку и требовать одного и того же. Очень важно понять, в чем природная индивидуальность каждого, только это и может определить, каким образом сложится его дальнейшая судьба. На курсе обязательно должна быть команда педагогов-единомышленников. Сегодня у нас преподают замечательные педагоги: Юрий Андреевич Васильев – по речи, и Нина Михайловна Рогова - по вокалу. Самобытные люди и высочайшего уровня профессионалы. Прошу их работать и с артистами театра.
Мне кажется, главное - чему надо учить – это служению театру. Талант, способность – это хорошо, но выше этого – понимание назначения театра, его Миссии. С этим неразрывно понятие этики. Этика в отношении к делу, в уважении к партнеру, к педагогу, ко всему. Учиться смотреть на себя со стороны, учиться слышать себя - это вещь очень трудная. Артист - это инструмент, который требует чуткого, бережного отношения, внимания, постоянной самонастройки. Как сложится жизнь моих студентов, способны они работать в театре или нет, покажет время. Они еще очень молоды и, в конце концов, на главные вопросы им предстоит ответить собственной жизнью.
Юбилей для Вас значимое событие?
Конечно же нет. По долгу службы я должна отмечать этот юбилей. Вот у Михаила Светина недавно тоже был юбилей. Он не верит, что ему столько лет. Я тоже не верю. 10 лет работы в Театре Комедии – как один день. Мы, люди театра, не умеем устраивать себе праздники, какие-то подарки. Юбилей – это же спектакль, надо над ним работать, что-то такое придумывать.

Раз не над юбилеем, то над чем Вы будете работать сейчас, после премьеры «Призраков»?
Мы приступаем к репетициям комедии классика финской литературы Майю Лассила «Мудрая дева». Там будут заняты молодые актрисы Татьяна Полонская и Ксения Каталымова. Я продолжаю работать над пьесой известного перуанского писателя Марио Варгаса Льосы «Прелестная Кэти Кэннети». Интересная вещь, из разряда сложных психологических, очень острых. Как у нас называют в театре, «линия «Трудных людей». Мне очень хочется, чтобы репертуар Театра Комедии был разнообразным. Это жизненно необходимо и для людей, которые в нем работают, и для тех, кто сидит в зале. Зрители приходят к нам на комедию, но после спектакля должно оставаться что-то для души.
Испытание комедией очень серьезное испытание для артиста. Иногда жестокое. Смех зрительного зала – великое искушение. И если артист работает только во имя этого смеха, полагая, что только так он овладеет залом, то он очень быстро заканчивается как артист. Комедия любима. Люди любят комедию, они хотят смеяться. Хотят чуть-чуть отойти от этой жизни, защититься смехом. А как только человек улыбается, то что-то меняется.

А в жизни Вы видите больше трагичного или смешного?
К сожалению, жизнь такова, какова она есть. В какой-то мере приходиться вырабатывать в себе некие моменты отношения к жизни, к себе. Ты ведь приходишь к людям, ты должна их куда-то звать. Хотя я человек очень оптимистичный и жизнерадостный. А что касается театральной реформы, могу сказать одно: конечно она будет. Но мне бы хотелось видеть открытое обсуждение положений «Закона о театре», чтобы выслушали всех: актеров, режиссеров, директоров театров. Не так уж нас много – людей театра. Мы должны объединяться в такие моменты, вырабатывать общее мнение, приходить к какому-то решению. Чтобы не нам диктовали, а мы отстаивали те законы, по которым жить театру. Власть будет меняться, а жизнь театральная будет такой, какова она должна быть. Спектакли должны сочиняться. Роли рождаться. И все законы должны стоять на стороне этой особой творческой жизни.

Новости
Репертуар
Спектакли
Труппа
История
Пресса
Контакты
Друзья
Гостевая


© СПб академический ТЕАТР КОМЕДИИ им. Н.П.Акимова, 2003. Все права защищены.
 
Дизайн Анны Полонской